Для родственников. "Белая горячка"

Белая горячка.Белочка.Делирий.Белая горячка симптомы.Белая горячка видео.                               

                             Чёрно-белый бес.

                               Влажный жар подушки,

                               Веки не поднять...

                               Из часов кукушка

                               Прокричала пять.

                               Мокрые ладони,

                               Дрожь бессильных рук,

                               Шорох... На балконе?!

                               Сердца беглый стук.

                               По обоям кони

                               Убегают в лес...

                               Здравствуй мой родимый,

                               Чёрно-белый бес!!!

                                                                                               

                                                                                                 

               

Delirium tremens,"Белая горячка", алкогольный психоз.

                                    

БЕЛАЯ ГОРЯЧКА. РУКОВОДСТВО ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ.

 

       Белая горячка, она же, delirium tremens (трясущееся помрачение, буквально), она же алкогольный делирий. Вернее, синдром отмены алкоголя с делирием, если совсем правильно говорить. Можно просто "БЕЛКА".

      По обилию бытовых синонимов у этого достаточно специфического психотического расстройства уже можно судить об известности его в народе. Самый известный, самый популярный и самый частый из всех алкогольных психозов. Можно сказать, король (или королева?) алкогольных психозов. Хотя на самом деле, термин «алкогольный психоз» не совсем корректен, его используют в силу устоявшейся традиции. Правильнее говорить «металкогольный психоз» и скоро вы узнаете почему.

      Насчет алкогольного делирия существует масса заблуждений. По-моему, даже насчет шизофреников столько нет. Поэтому, если вы хотите пережить белую горячку, просто напиться не поможет. Сильно напиться тоже не поможет. Необходимо соблюсти для этого целый ряд формальностей. Следует знать, что алкогольный делирий бывает:

                                       1.Только у алкоголиков.

                                       2.Только после запоя.

                                       3.Только у трезвого человека.

      Психоз этот развивается исключительно на фоне характерных изменений, происходящих с больным алкоголизмом, причем алкоголизм этот должен быть второй уже стадии (из 3-х возможных).

      Собственно, сам факт развития алкогольного делирия это однозначный повод ставить 2-ю степень алкоголизма, т.е. стадию физической зависимости, когда уже не просто тяга к алкоголю и неспособность без этого жить, но когда организм уже зависит от спиртного физически. И как простое и очевидное следствие этой физической зависимости - формируется похмельный синдром (синдром отмены алкоголя, если правильно). Надо при этом сказать, что похмелье алкоголика и ваше похмелье-это две большие разницы (я при этом исхожу, конечно, из молчаливого предположения, что сейчас меня читают люди, не страдающие этим недугом). Похмелье алкоголика это абстиненция, ваше похмелье это постинтоксикация. Т.е. когда здоровому человеку с утра плохо и хочется умереть, это так происходит метаболизм токсина, который к вам в организм вечером попал. Там много чего происходит, в частности этиловый спирт метаболизируется до ацетальдегида.

      В таком состоянии новую порцию токсина вы получить вряд ли захотите, о чем вы и так прекрасно знаете, если хоть раз с бодуна видели водку. Состояние это неприятное, но недолгое, и к обеду обычно проходит, если вы совсем уж что-то мрачное не пили. У алкоголика же не какой-то там банальный бодун. У алкоголика синдром отмены алкоголя, и продукты метаболизма алкоголя в крови это не самая большая неприятность. Самая большая неприятность - что организм страдает от отсутствия этилового спирта в крови, и единственный способ облегчить состояние, выпить еще, в то время как вы, если попробуете выпить, блеванете. Сопровождается это состояние нарушением всего, что только можно и длится оно несколько дней, до недели. Выглядит это так.

      РH крови смещается в сторону закисления (за счет образования уксуса из спирта). Кровь теряет ионы и микроэлементы, в первую очередь калий, натрий, кальций и магний. Осмотическое давление крови падает, т.е. вода уходит из кровотока в ткани. От этого:

а) кровь загустевает,

б) ткани отекают.

Поэтому слизистые сохнут («сушняк во рту», в курсе, да?), ткани же наоборот, отечные (лицо опухшее, например). От затекания тканей также бледность и гипергидроз (потливость, при развернутой абстинухе с человека льет ручьем, при том, что язык - как наждачная терка сухой). В следствии загустевания крови происходит резкое повышения нагрузки на сердце, которому и так нелегко, потому что калия нет, и от этого страдает проводящая система сердца - и как следствие,- нарушения ритма. Сердце бьется неровно и с натугой. Давление скачет, отчего головные боли. Из-за прямого токсического поражения происходит массовая гибель и распад клеток печени (гепатоцитов) и поджелудочной, содержимое их вываливается опять же в кровь. Т.е. ко всему добавляется и токсический гепатит и панкреатит. Разумеется, ни о какой нормальной работе пищеварительной системы в таких обстоятельствах речи быть не может, поэтому не пить, не есть человек не в состоянии, его сразу выворачивает. Ну, и плюс к тому поражение периферической нервной системы, поэтому трясет всего, и ноги немеют и отнимаются.

Дополнительный прием алкоголя дает новое опьянение, которое перекрывает собой последствия опьянения предыдущего. Чтобы избежать описанной выше гаммы переживаний, человеку достаточно быть все время нетрезвым, поскольку, когда он трезвеет, то тут же все опять все начинается. Организм наш - штука живучая невероятно, так что хватает его надолго. Так получается запой, когда человек пьет день за днем не с целью уже получить удовольствие от опьянения, а потому что остановиться он не может. Как только остановился, тебя тут же настигает наказание за все дни запоя. Причем чем дольше пьешь, тем возмездие тяжелее. Как следствие, чем дольше пьешь, тем труднее остановиться. В итоге, через неделю-другую, по-разному бывает, даже до нескольких месяцев, поскольку компенсаторные способности организма хотя и колоссальны, но не безграничны, наступает полное истощение резервных возможностей. Это называется самопроизвольный обрыв запоя. Пить человек дальше уже не может, даже если и хочет, даже если и пытается. Похмеляться он физически не в состоянии. Вливает в себя сто грамм - его тут же выворачивает, вливает в себя сто грамм - его тут же выворачивает. Все, типа приехали. И начинается абстинентный синдром.

Я говорил уже про отек тканей, поминал опухшую физиономию. Но это дефект скорее эстетический. А вот что хуже, так это что мозг также затекает. И в отличие от ног или лица, отекающему мозгу особо деваться некуда, потому что он со всех сторон окружен черепными костями. Голова получается как скороварка. Происходит механическое сдавление мозговой ткани. В комлексе с прямым токсическим поражением и нарушениями в нейрохимии мозга мы получаем следствие - острую алкогольную энцефалопатию (поражение мозга).

Вот мы и добрались до самого вкусного, до нейрохимии. Дело в том, что у алкоголика извращен синтез и метаболизм дофамина,- довольно важного в работе мозга нейромедиатора. Дофамин - сильнейший возбуждающий и стимулирующий медиатор, предшественник всех катехоламинов (адреналина, например). В абстиненции его концентрация в нейронах (вернее, в межнейрональных щелях) увеличивается в десятки раз. По действию своему, это как хлестать издыхающую от измождения лошадь. По эффекту это как короткое замыкание в голове. В патологическом механизме развития алкогольного делирия это играет важнейшую роль.

Так выглядит обычная, банальная, неосложненная абстиненция. А теперь я расскажу о действительно неприятных вещах. После запоя, на фоне отрыва у человека появляются и постепенно нарастают психические нарушения. Спать он не может, есть он не может, пить он не может. Хреново ему необычайно. И обычно на 2-й,3- й день такой жизни мозги вылетают. Начинается все постепенно. Вначале появляется тревожность, беспричинный страх, человек сам объяснить его природу не может, боится и все, включает весь свет в доме, телевизор, радио, etc. В целом, поскольку общее состояние человека тяжкое и безрадостное, эмоциональная неустойчивость, боязливость сопровождает и обычную абстиненцию, это еще не признак психоза. Затем, в вечернее и ночное время, чаще при засыпании появляются какие-то элементарные галлюцинации. Тени по углам шевелятся, рисунок на обоях движется, нитки, паутина в воздухе, простейшие звуки - шорохи, всхлипы, скрип половиц, будто кто-то ходит по комнате. Так начинается делирий. Первое время днем это все дело отступает и пропадает, это называется люцидное окно. В моменты просветления человек еще может сам добежать до больницы. При развернутом делирии, галлюцинации эти уже преследуют человека постоянно. Видения яркие, красивые, эффектные, сценоподобные. Неотличимые от реальности, притом, что краем сознания больной даже может понимать, что не может быть такого, но ведь вот оно! Вот! В общем, было бы все здорово, вот только они (галлюцинации эти) почти всегда имеют пугающий характер, по причинам, которые должны быть вам уже очевидны. Что именно спродуцирует взбесившийся разум,- у каждого индивидуально, но обычно укладывается в мировосприятие человека. В классическом случае, - небольшие зооморфные подвижные видения. Как в народе говорится, «чертей гоняет». Хотя сейчас старых добрых чертиков почти не осталось, не верят в них люди, пропали из общественного бессознания. А мелких зеленых человекообразных уродцев, наоборот, полным-полно. Также и гигантских пауков или крыс. Особенно, помнится, меня порадовал один мужик, к кторому приходила крыса размером с собаку с лицом тещи и поносила его страшными словами как пьяницу и тунеядца, которого убить мало. Вот думаю, взбулькнуло как у человека. Вот. Дальше - больше. Галлюцинации получают размах и причудливость. В окно лезут мертвецы. Бандиты в доме, трупы на полу. Отовсюду льется, взрывается. Человек в страхе хватает топор, выбегает на улицу. Там чеченцы, омоновцы, солдаты, все стреляют, дома заваливаются набок, повсюду трупы, части тел. Человек кричит, топором машет, убегает, его преследуют. За спиной крики, стой стрелять будем все равно догоним и убьем. С неба льет кровавый дождь, лужи крови, человек забегает за мусорный бак, а там-полная мусорка покромсанных тел. Человек бежит дальше, из земли лезут руки, хватают его, хотят повалить….

Это был типовой достаточно случай, просто для примеру привел самого последнего, которого принимал недавно. Поскольку голый вопящий и размахивающий топором в воздухе мужик создает вокруг себя нездоровый ажиотаж у простых прохожих и навязчивое любопытство у сотрудников милиции, далеко он как понимаете, не убежит. По отдельности это все занятно, но когда таких по 5 штук в день, приедается. Скукотища. Или вот. Один дядка, кроме того что алкоголик, работал мелким жуликом, сидел многократно. Соответственно, с милицией имел отношения непростые. И в "белой горячке" увидел он дома милиционеров, которые сказали ему, что сейчас его будут насиловать, а потом убивать. Дядька схватил что попало, а попало ему в руки палка от швабры и начал от этих «милиционеров» отбиваться. Но против галлюцинаций это плохо помогает, против галлюцинаций галоперидол хорошо помогает, а палка - ни фига. Палка сквозь них проходила, и менты засмеялись и сказали дядьке, что это у них есть спец костюмы такие, с невидимостью и прозрачностью. Тогда дядька побежал на улицу, поискать какого - нибудь мента без спецкостюма. Нашел, конечно, делов-то. Представьте себе картину, стоит усиленный наряд (тогда кажется, где-то что-то опять рванули, поэтому менты ходили с автоматами и в бронежилетах). Короче, стоят такие, курят, никого не трогают, чувствуют себя в полной безопасности и вообще, хозяевами положения. Тут из-за угла выбегает какой-то чел с палкой и давай их лупить! Со шваброй против четырех автоматчиков. Они так офигели, что несколько секунд не сопротивлялись даже, просто тупо на него смотрели, он за это время успел одного хорошенько приложить. Не пристрелили. Молодцы. По голове дали и в больницу привезли. То есть когда у человека делирий, это очень заметно обычно окружающим, я к чему веду. Большинство делирантов в итоге оказывается в больнице. Для нас это интересно чем? Что это простой и объективный критерий, позволяющий судить о распространенности алкоголизма вообще. Поскольку известна частота развития психотического расстройства (у 10-12% алкоголиков запои исходят в делирий), и известно количество делириев, можно вычислить общее количество алкоголиков. Можете не считать, я и так скажу.

Много. Реально много.

Подводя итог. Для организации делириозного помрачения сознания мало просто пить. Надо сначала заработать алкогольную болезнь, т.е. чтобы произошло извращение метаболизма нейромедиаторов, чтобы произошли изменения в синтезе алкогольрасщепляющих ферментов (в первую очередь, алкогольдегидрогеназы). Для этого надо пить долго, лет 5 минимум. Потом, надо, чтобы был долгий, тяжелый запой, завершившийся полным истощением организма. И наконец, надо после запоя не пить несколько дней (2-4 дня в 80% случаев). И только тогда ваша голова сломается. Только у алкоголиков. Только у запойных алкоголиков. Только у трезвых запойных алкоголиков.

Ну и напоследок немного статистики.

Как я уже говорил, частота делириев показатель объективный, поддающийся учету и дающий повод судить об истинном положении дел с алкоголизмом. Так, например, после горбачевской антиалкогольной кампании, несмотря на всю ее глупость, число алкогольных психозов уменьшилось в 4 раза. Потом, правда, обратно выросло так же быстро. Но в любом случае, пока жив был СССР, алкоголизм еще держался в рамках приличия, несмотря (а вернее потому что) это было объявлено проблемой всесоюзного значения. Я смотрел статистику у нас по городу, до 92-го года было по 100, максимум 150 психозов в год. В 92-93 рвануло. Помните наверно, что тогда происходило, радости свободного рынка, молодая российская демократия, спирт рояль, все дела. С 1993 по 2000-й число психозов увеличивалось в 2-3 раза ежегодно. То есть росло по экспоненте. Веселые были времена, да. И за 10 неполных лет выросло более чем в 10 раз. С 120 примерно в 1991-м. До 2000 сейчас. Причем пик роста до конца 90х. Потом положение стабилизировалось, и последние лет 5 число психозов практически не растет. Они молодеют, они тяжелеют, но в абсолютных единицах число их остается стабильным. Объясняется это тем, что на сегодня в нашем обществе число больных алкоголизмом уперлось в верхний биологический предел. В популяции есть предельный процент людей, которые в принципе могут стать алкоголиками. Это около 15%. На сегодня все кто могут стать алкоголиками, - становятся алкоголиками, большее количество народу не может спиваться в силу биологических причин. Есть и нижняя граница, 2-3%, и чего бы вы с обществом не делали, как бы с пьянством не боролись, все равно какой-то процент населения будет у вас спиваться. Между этими 2% и 15% и находится разница между пьянством советских времен и пьянством нынешним. Соответственно и число делириев уже не растет и расти не может, потому что некуда. Все выросло уже.

Так что хуже не будет.

На этой оптимистичной ноте позвольте завершить дозволенные речи.

Ваше здоровье.

                                                                                                  

КАК Я БРОСИЛ ПИТЬ ЗА ОДНУ НОЧЬ

      Каюсь, в 90-е годы я был приличным пьяницей, пил почти каждый день. Но после одного случая — как рукой отрезало.

      Напился я, как обычно, после работы. Домой я приходил уже в приличном подпитии и после разборок с женой ложился спать в зале, т.к. жена меня в комнату к себе пьяным не пускала. В тот день пришел я домой уже «тепленький» и сразу лег спать, как обычно, на диванчике в зале. Среди ночи проснулся сходить по нужде, открыл глаза, а в комнате светло как днем. Огромная полная луна светила в самое окно и освещала комнату. Я встал, пошел в туалет, после зашел на кухню выпить воды – сушняк был еще тот, голова гудела как колокол. Напившись из чайника, я собрался было идти дальше спать, но тут мое внимание привлекло что-то на подоконнике.

      Луна очень ярко освещала и кухню (окна комнаты и кухни выходят на одну сторону). На подоконнике четко вырисовывался какой-то объект, похожий на черное пятно. Проморгавшись и присмотревшись внимательнее, я пришел в ужас: на подоконнике сидело нечто, которое я могу сравнить только с чертом. Уж больно на него был так похож. «Допился до чертиков», промелькнула в голове мысль. А этот зашевелился на подоконнике, и я смог разглядеть сморщенную мордочку, тонкие ручки и ножки, волосатое тельце.

— Витя, — позвало оно меня, — Витя!

Я реально офигел от такого. Хмель как рукой сняло.

— Белая горячка, — сказал я вслух.

А этот опять:

- Витя, пошли со мной.

Я как зачарованный поплелся за ним. Он соскочил с подоконника и засеменил ножками к входной двери.

- Пойдем в подвал, Витя.

  Я спустился в подвал.

- Витя, а оставайся со мной.

- Как же я с тобой останусь? — говорю.

- А ты повесься, Витя.

- Как же я повешусь, если в подвале высота потолка еле 2 метра будет, а во мне 190 росту.

- А ты за трубу веревочку зацепи.

У нас в подвале трубы отопления проходят. Я веревку нашел, через трубу перекинул, уже петлю связал и на шею надел. Как тут этот нетерпеливо так с какой-то особой радостью мне:

- Быстрее вешайся, Витя, быстрее, чего же ты ждешь!

Я на него глянул – и тут мне так страшно стало…

Необъяснимый ужас охватил, руки задрожали, вспомнил я про жену свою, детей малолетних, мать свою старенькую с отцом…

Петлю с шеи сдернул – и ходу из подвала. Последнее, что помню — как в квартиру вбежал и дверь захлопнул.

Жена потом рассказывала, что утром нашла меня в ванной. Лежал (простите за подробности) с мокрыми штанами, а дверь на швабру закрыл.

С тех пор в рот спиртного ни-ни. Как отрезало. И до сих пор спустя столько лет не могу понять, что произошло. То ли сон это был (но слишком уж явный), то ли правда, то ли белая горячка уже начиналась. Излечился я от этого пагубного пристрастия за одну ночь. Только одно скажу — не дай Бог так излечиваться. До сих пор иногда этот черт во снах чудится.

 

АЛКОГОЛЬНЫЕ (МЕТАЛКОГОЛЬНЫЕ) ПСИХОЗЫ

В последние годы в нашей стране наблюдают рост заболеваемости хроническим алкоголизмом (алкогольной зависимостью), отмечают заметное увеличение заболеваемости АП, наиболее точно отражающими распространённость и тяжесть течения хронического алкоголизма (алкогольной зависимости). Чистота развития металкогольных психозов чётко коррелирует с уровнем потребления алкоголя и в среднем составляет около 10%. Считают, что чем выше данный уровень, тем выше показатели заболеваемости АП. Отмечают также определённый патоморфоз хронического алкоголизма в сторону увеличения количества тяжёлых и атипичных алкогольных делириев  раннего развития первого делирия (через 3-5 лет со времени начала заболевания), развития АП у подростков.

Многие современные авторы справедливо полагают: появление психотических расстройств у больного хроническим алкоголизмом свидетельствует о переходе заболевания в развёрнутую, тяжёлую стадию. По мнению разных авторов, не существует алкогольного AC, а соответственно, и алкоголизма без психоза.

Алкогольный делирий при неправильном лечении может закончиться смертью, вероятность летального исхода составляет 1-2%. Смертность при алкогольных энцефалопатиях, по данным разных авторов, достигает 30-70%.Всё вышесказанное дозволяет сделать вывод о важности своевременной и правильной диагностики АН.


АЛКОГОЛЬНЫЕ ПСИХОЗЫ (ретро)

 

 

Алкогольный делирий

СИНОНИМЫ

Белая горячка, delirium tremens.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Острый металкогольный психоз наблюдается у больных с алкогольной зависимостью во 2-3 стадиях заболевания и характеризуется сочетанием делириозного синдрома и выраженных соматовегетативных, неврологических расстройств.

КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА

По данным эпидемиологических исследований, чаще всего первый делирий развивается не ранее 7-10 лет существования развёрнутой стадии алкоголизма. Алкогольный делирий развивается обычно на высоте алкогольного АС (чаще всего на 2-4-й день) и как правило, манифестирует в вечернее или ночное время. Ранние признаки наступающего делирия — беспокойство и неусидчивость больного, выраженная тревога и стойкая бессонница. Нарастают признаки возбуждения симпатоадреналовой системы — бледность кожных покровов, часто с синюшным оттенком, тахикардия и артериальная гипертензия, гипергидроз, умеренная гипертермия. В той или иной степени выражены всегда присутствующие вегетативные нарушения (атаксия, мышечная гипотония, гиперрефлексия, тремор). Наблюдают характерные нарушения водно-электролитного баланса (обезвоживание, гиперазотемия. метаболический ацидоз и пр.), изменения картины крови (лейкоцитоз, сдвиг лейкоцитарной формулы влево, увеличение скорости оседания эритроцитов, повышенное содержание билирубина и пр.), субфебрилитет.

Вегетативные и неврологические нарушения возникают до появления расстройств сознания, и длительное время сохраняются после их редукции. Затем к описанным выше расстройствам присоединяются парейдолическне иллюзии (плоские изображения изменчивого, чаще фантастического содержания , обычно их основа – действительно существующий рисунок, орнамент и.т.д.

Иллюзорное восприятие окружающей обстановки быстро сменяется появлением зрительных галлюцинаций. Психотические  расстройства могут носить нестойкий характер: при активации больного галлюцинаторные расстройства на время могут редуцироваться и даже полностью исчезнуть.

Этиология

Основные причины:

•             тяжёлые и длительные запои;

•             употребление суррогатов алкоголя;

•             выраженная соматическая патология;

•             органическое поражение головного мозга.

Патогенез алкогольного делирия до конца неизвестен, предположительно, большое влияние имеют нарушение обмена нейромедиаторов ЦНС и тяжёлая, прежде всего эндогенная интоксикация.

Дифференциальная диагностика

Необходимо проводить дифференциальную диагностику алкогольного делирия и делириозных расстройств, возникших вследствие острой интоксикации препаратами с холинолитическим эффектом (атропин, димедрол  и др.), стимуляторами (кокаин, эфедрин и др.), летучими органическими веществами, при инфекционном заболевании, хирургической патологии (остром панкреатите, перитоните), лихорадочном состоянии разного генеза.

При возникновении проблем с диагностикой делириозного состоянии может быть необходима помощь инфекциониста, хирурга.

Лечебные подходы при разных видах алкогольных (металкогольных) психозов  схожи, поэтому они выделены в отдельную главу. Лечебные мероприятия изложены в главе «Лечение алкогольных (металкогольных) психозов настоящего руководства.

Редуцированные формы алкогольного делирия

Дли гипнагогического делирия характерны многочисленные яркие, сценоподобные сновидения или зрительные галлюцинации при засыпании, закрывании глаз. Нарастание психотической симптоматики отмечают и вечернее и ночное время, характерен не резко выраженный страх, аффект удивления, типичные для делириозного расстройства соматовегетативные симптомы. Содержание галлюцинаций разнообразно: могут быть устрашающие картины (например, опасная погоня) и авантюристические приключения. В некоторых случаях пациент переносится в галлюцинаторно обусловленную обстановку, что свидетельствует о частичной дезориентировке. При открывании глаз или пробуждении критическое отношение к увиденному восстанавливается не сразу и это может повлиять на поведение и высказывания больного. Гипнагогический делирий длится, как правило, 1-2 ночи, может сменяться разными по структуре и форме металкогольными психозами.

Гипнагогический делирий фантастического содержания (гипнагогический ониризм) отличается от вышеописанного варианта фантастическим содержанием обильных, чувственно ярких зрительных галлюцинаций, сцеиоподобностыо галлюцинаторных расстройств с последовательной сменой ситуаций. Примечательно: при открывании глаз грёзы прерываются, а при закрывании - вновь возобновляются и, таким образом, развитие галлюцинаторного эпизода не прерывается. При данной форме делирия чаще преобладают не аффект страха, а интерес и удивление. Ещё одна отличительная особенность — дезориентировка в окружающем (как постоянный признак). Продолжительность и исходы аналогичны варианту гипнагогического делирия.

Гипнагогический делирий и гипнагогический ониризм не выделены в МКБ-10 как отдельные нозологические формы.

Делирий без делирия (делирий люцидный, синдром дрожания) — атипичная форма, характеризующаяся отсутствием в клинической картине галлюцинаций и бреда. Возникает остро. Основные расстройства содержат неврологическую симптоматику, выраженную в значительной степени: отчётливый, грубый тремор, атаксия, потливость. Нарушения ориентировки во времени и пространстве преходящие. Аффект тревоги и страха постоянный. В поведении преобладает растерянность, суетливость, непоседливость, возбуждение. Течение данной формы делирия кратковременное — 1-3 дня, выздоровление чаще критическое. Возможен переход в другие формы делирия.

При абортивном делирии продромальные явления обычно отсутствуют. В клинической картине наблюдают единичные зрительные иллюзии и микроскопические галлюцинации; из других галлюцинаторных расстройств чаще всего наблюдают акоазмы и фонемы. Аффект тревоги и страха характерен аналогично другим формам делириозного помрачения сознания. Бредовые расстройства руди ментарны, нарушения поведения непостоянные, преходящие. Неврологические расстройства не резко выражены.

При абортивном течении делирия и относительно неглубоком помрачении сознания у больных возможны критические сомнения в реальности происходите го, даже во время галлюцинаторных переживаний. Степень критичности больного к перенесённым переживаниям возрастает по мере выздоровления и связанного с ним исчезновения делириозных симптомов. Продолжительность абортивного делирия — до 1 сут. Выход критический.

ТИПИЧНЫЙ, ИЛИ КЛАССИЧЕСКИЙ, АЛКОГОЛЬНЫЙ ДЕЛИРИЙ

При типичном алкогольном делирии симптоматика мерцает от нескольких часов до суток, после этого галлюцинации приобретают постоянный характер. Алкогольный делирий в своём развитии претерпевает несколько последовательных стадий.

Продромальный период

В данном периоде, продолжающемся обычно несколько дней, преобладают расстройства сна (кошмарные, устрашающие сновидения, страхи), характерен изменчивый аффект с преобладанием, постоянны астенические жалобы. В 20% случаев развитию белой горячки предшествуют большие и, реже, абортивные эпилептические припадки, чаще возникающие в первый или второй день существования алкогольного абстинентного синдрома. На 3-4 й день от начала развития синдрома отмены алкоголя эпилептические припадки встречаются редко. В других случаях делирий может развиться после эпизода вербальных галлюцинаций или вспышки острого чувственного бреди. При диагностике алкогольного делирия не следует забывать о возможном отсутствии продромального периода.

Первая стадия

Изменения настроения, присутствовавшие в продроме болезни, становятся более заметными, наблюдают быструю смену противоположных аффектом: подавленность, беспокойство или боязливость легко сменяются эйфорией, беспричинным весельем. Больные чрезмерно говорливы, непоседливы, неусидчивы (акатазия). Речь быстрая, непоследовательная, слегка бессвязная, внимание легко отвлекаемое. Мимика и движения живые, быстрые, резко изменчивые. Нередко наблюдают дезориентировку или неполную ориентировку в месте и времени. Ориентировка в собственной личности, как правило, сохранена даже на развёрнутых стадиях белой горячки. Для больных характерна психическая гиперестезия - резкое усиление восприимчивости при воздействии разных раздражителей, иногда даже индифферентных. Присутствуют наплывы ярких воспоминаний, образных представлений, зрительных иллюзий; иногда возникают эпизоды слуховых галлюцинаций в виде акоазмов и фонем, отмечают разные элементы образного бреда, к вечеру все симптомы резко нарастают. Ночной сон нарушается, наблюдают частые пробуждения в состоянии тревоги.

Эмоциональное и психомоторное возбуждение, быстрая смена аффекта значимые диагностические признаки для отграничения белой горячки от алкогольного абстинентного синдрома с преобладанием психического компонента. При дифференциальной диагностике необходимо различать начальную стадию развития белой горячки и похмельного состояния, характеризующегося типичным однообразным подавленно-тревожным аффектом.

Вторая стадия

К клинической картине 1 стадии присоединяются парейдолии - зрительные иллюзии фантастического содержания. Они могут быть чёрно-белыми или цветными, статическими или динамическими. Характерны гипнагогические галлюцинации разной интенсивности. Сон по-прежнему прерывистый, с устрашающими сновидениями. Во время пробуждений больной не может сразу отличить сон от реальности. Усиливается гиперестезия, возрастает светобоязнь. Возможны светлые промежутки, но они кратковременны. Сноподобные переживания перемежаются с состоянием относительного бодрствования, с оглушённостью.

Третья стадия

На III стадии наблюдают полную бессонницу, возникают истинные зрительные галлюцинации. Характерны зрительные зоологические галлюцинации (насекомые, мелкие грызуны и т.д.), тактильные галлюцинации (чаще всего в виде очень реалистичного ощущения присутствия постороннего предмета - нитки или волоска во рту), возможны вербальные галлюцинации в основном угрожающего характера. Теряется ориентировка в месте и времени, но сохраняется в собственной личности. Значительно реже возникают галлюцинации в виде крупных животных или фантастических чудищ. Аффективные нарушения лабильны, преобладают страх, тревога, растерянность.

На высоте делириозных расстройств больной - заинтересованный зритель. Галлюцинации носят характер сценоподобных или отражают определённые ситуации, могут быть единичными или множественными, чаще бесцветны. При углублении белой горячки присоединяются и слуховые, обонятельные, термические, тактильные, галлюцинации общего чувства. По данным разных авторов, галлюцинаторные феномены бывают не просто разнообразными, а сложно сочетанными, комбиниронанными. Часто встречают зрительные галлюцинации в виде паутины, нитей, проволоки и т.д. Расстройства схемы тела сводятся к ощущениям изменения положения тела в пространстве: окружающие предметы начинают качаться, падать, вращаться. Изменяется чувство времени, для больного оно может укорачиваться или удлиняться. Поведение, аффект, бредовые высказывания соответствуют содержанию галлюцинаций. Больные суетливы, на месте удерживаются с трудом. В связи с преобладающим аффектом страха больные пытаются куда-то убежать, уехать, спрятаться, стряхивают что-то с себя, сбивают или обирают, обращаются к мнимым собеседникам. Речь в этом случае отрывиста, состоит из коротких фраз или отдельных слов. Внимание становится сверхотвлекаемым, настроение крайне изменчиво, мимика экспрессивна. В течение короткого времени сменяют друг друга недоумение, благодушие, удивление, отчаяние, но чаще всего и наиболее постоянно присутствует страх. При делирии бред отрывочен и отражает галлюцинаторные расстройства, по содержанию здесь преобладает бред преследования, физического уничтожения, реже - ревности, супружеской неверности. Бредовые расстройства при делирии не бывают генерализованными, они аффективно насыщены, конкретны, нестойки, полностью зависят от галлюцинаторных переживаний.

Больные повышенно внушаемы. Например, если больному дать лист чистой белой бумаги и попросить прочесть написанное, он видит на этом листе текст и пытается его воспроизвести (симптом Рейхардта); больной заводит длинный разговор с собеседником, если дать ему выключенную телефонную трубку или какой-либо другой предмет, названный телефонной трубкой (симптом Ашаффенбурга). При надавливании на закрытые глаза и задавании определённых конкретных вопросов у пациента возникают соответствующие зрительные галлюцинации (симптом Лилманна). Следует иметь в виду, что признаки повышенной внушаемости возникают не только на высоте психоза, но и в самом начале его развития, и при его окончании, когда острая симптоматика редуцирована. Например, можно вызвать у больного стойкие зрительные галлюцинации уже после окончания делирия, если заставить его всматриваться в блестящие предметы (симптом Бехтерева).

Ещё один интересный момент: симптомы психоза могут ослабевать под влиянием внешних факторов - отвлекающих моментов (разговоров с врачом, медицинским персоналом). Типичен симптом пробуждаемости.

      В III стадии типичной белой горячки можно наблюдать светлые (люцидные)     промежутки, при этом у больных отмечают значительную астеническую симптоматику. К вечеру и ночью происходит резкое усиление выраженности  галлюцинаторных и бредовых расстройств, нарастает психомоторное возбуждение.  тревога может достигать уровня раптуса. К утру описанное состояние переходит в сопорозный сон.

На этом развитие белой горячки в большинстве случаев заканчивается. Выход из психоза, как правило, критический - после глубокого продолжительного сна, но бывает литический - постепенный; симптомы могут редуцироваться волнообразно, с чередованием ослабления и возобновления психопатологической симптоматики, но уже на менее интенсивном уровне.

Воспоминания больного о пережитом психическом расстройстве фрагментарны. Он может помнить (нередко очень подробно) содержание болезненных переживаний, галлюцинаций, но не помнит и не может воспроизвести происходившее вокруг него в реальности, своё поведение. Всё это подвергается частичной или полной амнезии.

Окончание белой горячки сопровождается интенсивно выраженной эмоционально-гиперестетической слабостью. Настроение изменчиво: наблюдают чередование слезливости, подавленности, элементы слабодушия с беспричинным сентиментальным довольством и восторженностью; обязательны астенические реакции.

После редукции клинической картины делирия в некоторых случаях наблюдают переходные синдромы. К ним относят резидуальный бред некритичное отношение к пережитому или отдельные бредовые представления, лёгкие гипоманиакальные (чаще у мужчин), а также депрессивные, субдепрессивные или астено-депрессивные состояния (чаще у женщин).

Структурно-динамические характеристики мыслительного процесса частично и імененьї, но выраженной инкогеренции, распада мышления не наблюдают. После выхода из психотического состояния отмечают замедление, малую продуктом нот. мышления, но оно всегда достаточно последовательное, связное. Возможны проявления своеобразного алкогольного резонёрства, алкогольного юмора

Течение белой горячки, как правило, непрерывное (в 90% случаев), но может быть прерывистым: наблюдают 2-3 приступа, разделённых светлыми промежутками продолжительностью до суток.

Длительность алкогольного делирия составляет в среднем от 2 до 8 дней, в небольшом проценте случаев (до 5) делирий может длиться до дней.

Смешанные формы белой горячки

Алкогольный делирий может структурно усложняться: возможно присоединение бредовых переживаний, появление идей самообвинения, ущерба, отношения, преследования. Галлюцинации могут стать более сложными, сценоподобными (бытового, профессионального, реже религиозного, батального или фантастическою плана). В подобных случаях допустимо говорить о смешанных формах белой горячки, среди них выделяют систематизированный делирий и делирий с выраженными вербальными галлюцинациями. Данные формы не выделены в МКБ-10.

Систематизированная белая горячка

Развитие I и II стадий не отличается от течения типичной белой горячки. На III стадии в клинической картине начинают преобладать множественные сценоподобкые зрительные галлюцинации. По содержанию доминируют сцены преследования, при этом больной - всегда объект покушения и погони. Поведение больного продиктовано испытываемыми переживаниями: он пытается убежать, спрятаться, найти безопасное место укрытия от преследователей. Аффект страха - выраженный, постоянный, стойкий. Реже встречают зрительные галлюцинации с преобладанием публичных зрелищ или эротических сцен, свидетель которых - больной. Некоторые авторы подчёркивают постоянство питейных сюжетов. В таких случаях преобладает аффект удивления, любопытства. Зрительные галлюцинации сосуществуют с разнообразными иллюзиями, парейдолиями, ложными узнаваниями, ложной, постоянно меняющейся ориентировкой в окружающей обстановке. В данном случае говорят о развитии зрительного галлюциноза в структуре алкогольного делирии.

Бредовые высказывания взаимосвязаны с содержанием галлюцинаций, носят констатирующий характер и меняются в зависимости от изменения галлюцинаций. Вред, благодаря последовательности рассказа и "бредовым деталям", напоминает систематизированный.

Помрачение сознания не достигает глубокого уровня, так как больной при выходе из болезненного состояния способен воспроизвести содержание болезненных переживаний. Вегетативные и неврологические нарушения неглубокие. Длительность психоза - нескольких дней до недели и больше. Если течение психоза приобрело княжной характер, то выход всегда логический, с резидуальным бредом.

Белая горячка с выраженными вербальными галлюцинациями

В данном случае говорят о развитии в структуре делирия вербального галлюциноза. Вместе с характерными интенсивными зрительными, термическими, тактильными галлюцинациями, расстройствами схемы тела, зрительными иллюзиями присутствуют постоянные вербальные галлюцинации. Содержания галлюцинаций аналогичны другим видам белой горячки, как правило, устрашающего характера. Именно поэтому аффект определяется преимущественно тревогой, напряжённостью, страхом. Бредовые высказывания напоминают таковые при систематизированном делирии. Однако в данном случае следует отметить: бредовые высказывания не подкреплены аргументацией, поэтому о систематизированном бреде говорить не приходится. Кроме того, выявляют признаки образного бреда - растерянность, идеи бредовой инсценировки, симптом положительного двойника, распространяющийся на множество лиц. Ориентировка в месте и времени нарушена незначительно: глубина помрачения сознания, несмотря на обилие продуктивных расстройств, незначительна. Неврологические и вегетативные расстройства также не выражены. Длительность психоза - от нескольких дней до нескольких недель. В последнем случае болезненные расстройства исчезают постепенно, с резидуальным бредом.

Тяжелая белая горячка

Выделение группы тяжёлой белой горячки связано с выраженными соматовегетативными и неврологическими расстройствами, особенностями психопатологических расстройств, а также с возможностью летального исхода. Тяжёлые делирии возникают обычно при алкоголизме II-III или III стадии с сохранением высокой толерантности и постоянной формой употребления алкоголя. Развитию тяжёлого делирия часто предшествуют судорожные припадки. Различают две формы тяжёлых делириев - профессиональные и мусситирующие.

Профессиональная белая горячка (делирий с профессиональным бредом)

Психоз может начаться типичными расстройствами, в последующем наблюдают трансформацию клинической картины, как правило, её утяжеление. При этом интенсивность галлюцинаторных явлений уменьшается, ослабевает или исчезает бред преследования. Аффективные расстройства становятся однообразными. Двигательные расстройства и поведение больного также видоизменяются. Вместо разных по содержанию, хорошо координированных действий, требующих ловкости, силы, значительного пространства, начинают преобладать однообразные движения ограниченного масштаба и стереотипного характера. Больные выполняют привычные для них действия, в том числе профессиональные: одевание и раздевание, счёт денег, подписывание бумаг, мытьё посуды, глаженье и т.п. Отвлекаемость внешними раздражителями в данном состоянии постепенно уменьшается, а в дальнейшем может исчезнуть совсем. В начальном периоде делирия с профессиональным бредом наблюдают изменчивые ложные узнавания окружающих лиц и постоянно меняющуюся ложную ориентировку в обстановке. Сознание собственной личности сохранено всегда. При утяжелении состояния ложные узнавания исчезают, движения становятся всё более автоматизированными. Симптомы оглушения возникают уже днём, это тоже свидетельствует об ухудшении состояния.

Профессиональная белая горячка, как правило, сопровождается полной амнезией. Реже в памяти сохранены отдельные воспоминания, относящиеся к началу развития психоза. При утяжелении состояния профессиональный делирий может перейти в мусситирующий, также могут возникать переходные состояния в форме транзиторного дисмнестического, корсаковского синдрома или псевдопаралича.

Мусситирующая белая горячка (делирий с бормотанием)

Обычно наступает после профессионального делирия, реже - после других форм белой горячки при их аутохтонном неблагоприятном течении или присоединении интеркуррентных заболеваний. Мусситирующая белая горячка может развиться очень быстро, в течение нескольких часов или суток, практически без галлюцинаторно-бредовых переживаний. Для этого состояния характерно сочетание глубокого помрачения сознания, специфических расстройств моторной сферы и выраженных соматоневрологических нарушений. Двигательное возбуждение наблюдают и пределах жители, оно ограничено рудиментарными движениями хватание, стягивание, разглаживание, обирание (карфология). Нередко отмечают миоклонические подёргивании разных групп мышц, хореоформные гиперкинезы. Речевое возбуждение - набор простых, коротких слов, слогов, междометий; голос тихий, лишён модуляций. Симптомы оглушения нарастают при утяжелении состояния, они возникают в ночное и дневное время. Выздоровление возможно, после этого весь период психоза амнезируется.

Следует отметить, при мусситирующей белой горячке ведущее место в клинической картине могут занимать неврологические и вегетативные расстройства. При ним отмечают тахикардию, резкие перепады АД, чаще его снижение вплоть до развития коллаптоидных состояний, глухие сердечные тоны, гипергидроз, развитие олигоурии вплоть до анурии (неблагоприятный клинический симптом); часто возникают подкожные гематомы (ломкость капилляров, нарушение свёртываемости крови); наблюдают гипертермию (до 40-41 °С), тахипноэ, поверхностное, прерывистое дыхание. Неврологические симптомы представлены атаксией, тремором, гиперкинезами, симптомами орального автоматизма, нарушениями мышечного тонуса, ригидностью мышц затылка; возможно недержание мочи и кала (неблагоприятный клинический признак).

По мере утяжеления клинической картины появляются аментивноподобные нарушения, речевая и двигательная инкогерентность.

Атипичная белая горячка

К атипичным формам белой горячки относят психотические состояния с наличием, а клинической картине расстройств, свойственных эндогенному процессу (шизофрении). В данных случаях симптомы, характерные для белой горячки, сосуществуют с симптомами психического автоматизма или сопровождаются онейроиднмм помрачением сознания. Атипичная белая горячка чаще возникает после повторных психозов. Подобные клинические формы не выделены в МКБ-10 в виде очерченных синдромов, в данном случае оправдано классифицировать подобные состояния как синдром отмены с делирием другим.

Белая горячка с фантастическим содержанием (фантастический делирий, алкогольный онейроид, делирий онейроидный)

В продромальном периоде преобладают множественные фотопсии, акоазмы, элементарные зрительные галлюцинации, эпизоды образного бреда. Развитие алкогольного онейроида происходит по типу усложнения клинической картины. Психоз может начаться как фантастический гипнагогический или классический делирий. В дневное время могут возникать зрительные, вербальные галлюцинации, образный бред, бредовая дезориентировка. Характерны люциидные промежутки. На 2-3-е сутки, как правило, ночью, происходит усложнение клинической картины: возникают сценоподобные зрительные и вербальные галлюцинации, наблюдают бредовые расстройства фантастического содержания, множественные ложные узнавания, двигательное возбуждение от сложных координированных действий переходит к беспорядочным, хаотическим.

Содержание испытываемых галлюцинаций носит чаще фантастический характер, отмечают устрашающие видения - войны, катастрофы, путешествии в экзотические страны. В сознании больных причудливо переплетаются, без какой либо определённой последовательности, события обыденного и приключенческо-фантастического содержания. Галлюцинаторные картины обычно отрывочные, незавершённые. Еще одно интересное наблюдение: при открытых глазах пациент зритель, при закрытых - участник происходящих событий. При этом у больных всегда присутствует ощущение быстрого перемещения в пространстве. При превалировании в клинической картине сценоподобных зрительных галлюцинаций нарастают общая сонливость, обездвиженность; состояние напоминает субступор или ступор. Том не менее, находясь в состоянии заторможенности, больной отвечает на вопросы, но только после многократных повторений, односложно. Как и при других видах делириев, аутопсихическая ориентировка сохранена, ориентировка в месте и времени - ложная. Часто наблюдают двойную ориентировку - сосуществование правильных и ложных представлений. Мимика больного напоминает таковую при онейроиде — застывшее выражение лица переходит в испуганное, озабоченное, удивлённое. В начальных стадиях психоза преобладает аффект страха. При дальнейшем усложнении клинической картины страх исчезает, сменяясь любопытством, удивлением, близким к благодушию. Периодически больной пытается куда-то идти, но при уговорах или незначительном принуждении успокаивается. Негативизм отсутствует.

 Длительность психоза - от нескольких дней до недели, выход - критический, после глубокого длительного сна. Болезненные воспоминания сохраняются достаточно долго, больной рассказывает о них подробно даже спустя длительный срок. После психоза в некоторых случаях остаётся резидуальный бред.

Белая горячка с онирическими расстройствами (алкогольный ониризм)

Для белой горячки с онирическими расстройствами характерна небольшая глубина помрачения сознания, значительно меньшая выраженность иллюзорно-бредового компонента по сравнению с онейроидным делирием. С самого начала галлюцинации носят яркий характер. По данным разных авторов, при ониризме не бывает псевдогаллюцинаций обыденного содержания, не выражены психические автоматизмы. Психоз оканчивается критически, после глубокого сна, на 6-7-е сутки от его начала.

Белая горячка с психическими автоматизмами

Психические автоматизмы возникают при усложнении типичного или на высоте систематизированного делирия, при сочетании делирия с выраженными вербальными галлюцинациями или при онейроидных состояниях. Психические автоматизмы носят транзиторный, незавершённый характер, наблюдают практически все их варианты - идеаторные, сенсорные, моторные. Чаще автоматизмы возникают в изолированном виде, иногда бывают их комбинации (идеаторный с сенсорным или моторный с сенсорным); однако, по мнению многих авторов, никогда не встречают одновременно три вида автоматизмов. При редукции делирия автоматизмы исчезают первыми. Длительность психоза варьирует до 1,5-2 нед. Выход критический, при литическом варианте возможно формирование резидуального бреда.

Лечение белой горячки и алкогольных энцефалопатий

Современная тактика лечения белой горячки независимо от степени ее тяжести направлена на уменьшение интоксикации организма, поддержание жизненно важных функций или профилактику их нарушений. Уже при развитии ранних признаков делирия назначают плазмаферез с удалением 20-30% объёма циркулирующей плазмы. Затем проводят инфузионную терапию. Подобная тактика позволяет в значительной степени облегчить течение психоза, а в ряде случаев и предотвратить дальнейшее его развитие. Метод выбора детоксикационной терапии при типичной белой горячке - форсированный диурез: массивные инфузии растворов в объеме 40-50 мг/кг под контролем центрального венозного давления, электролитного баланса, кислотно-щелочного состояния крови, глюкозы плазмы крови и диуреза; при необходимости назначают диуретики, инсулин. В рамках детоксикационной терапии применяют также энтеросорбенты.

Необходимо восполнять электролитные потери, проводить коррекцию кислотно-щелочного состоянии. Особенно опасна потеря калия, поскольку это может вызвать тахиаритмии и остановку сердца. При дефиците калия и метаболическом алкалозе назначают 1% раствор калия хлорида внутривенно медленно не более 150 мл/сут. При нарушении функции почек препараты калия противопоказаны в каждой клинической ситуации дозы устанавливают в зависимости от показаний водно-электролитного баланса и кислотно-щелочного состояния. Дли устранения метаболического ацидоза применяют буферные растворы, содержащие так называемые метаболизируемые анионы органических кислот (ацетат, цитрат, малат, глюконат), например, стерофундин, ацесоль и другие растворы внутривенно медленно под контролем кислотно-щелочного равновесия.

В растворы для внутривенной инфузии добавляют большие дозы витаминов (тиамин - до 1 г/сут, пиридоксин, аскорбиновую и никотиновую кислоты).

Назначают препараты, усиливающие обмен веществ (1.5% раствор меглумина натрия сукцината 400-800 мл внутривенно капельно 4-4,5 мл/мин курсом 2-3 дня или цитофлавин 20 40 мл в 200-400 мл 5% раствора глюкозы внутривенно капельно 4-4,5 мл/мин в течение 2-3 дней).

 Цитофлавин - это первый комплексный нейрометаболический препарат, разработанный на основе современных знаний и открытий в области молекулярной биологии клеточного дыхания и клинической медицины.

 Цитофлавин представляет собой гармоничную нейропротективную композицию, способствующую безопасному и быстрому выходу из абстиненции.

 После первого дня лечения наблюдается исчезновение головной боли, потливости, слабости, раздражительности. После курса терапии нормализуется сон, редуцируются аффективные расстройства. Цитофлавин хорошо переносится и безопасен.

 •Состав: в 1 мл препарата: янтарная кислота - 100 мг, никотинамид - 10 мг, рибоксин - 20 мг, рибофлавин - 2 мг.

•Показания: токсические (в т.ч. алкогольная) энцефалопатии, алкогольный абстинентный синдром.

•Противопоказания: индивидуальная непереносимость компонентов препарат.

•Способ применения и дозы: 10 мл раствора внутривенно капельно в разведении на 200 мл глюкозы 2 раза в сут в течение 5 дней.

•Упаковка: ампулы с раствором для инъекций № 10, № 5.

Необходимы также средства, улучшающие реологические свойства кров (декстран (реополиглюкин) по 200-400 мл/сут], мозговое кровообращение (раствор инстенона по 2 мл 1-2 раза в сутки или 2% раствор пентоксифиллина 5 мл в 5% растворе глюкозы 1-2 раза в сутки). Применяют ноотронные препараты, не возбуждающие ЦНС [семакс - 0,1% раствор по 2-4 капли и нос 2 раза в сутки или гопантеновую кислоту (пантогам) по 0,5 г 3 раза в сутки), и гепатопртекторы |адеметионин (гептрал) по 400 мг 1-2 раза в сутки, тиоктовую кислоту (эспа-липон) по 600 мг 1 раз в сутки|. Показаны также лекарственные средства и мероприятия, направленные на профилактику гипоксии и отека головного мозга: 10% раствор мельдония (милдроната) по 10 мл 1 раз в сутки или 5% раствор мексидола по 2 мл 2-3 раза в сутки. 25% раствор магния сульфата 10 мл 2 раза в сутки, оксигенотерапия, гипербарическая оксигенация, краниальная гипотермии и др. Необходимы тщательный контроль за жизненно важными функциями больного (дыхание, сердечная деятельность, диурез) и своевременная симптоматическая терапия, направленная на их поддержание (например, назначение сердечных гликозидов при сердечной недостаточности, аналептиков при нарушении функции дыхания и т.п.). Конкретный выбор препаратов и растворов для инфузионной, лекарственной и немедикаментозной терапии должен быть построен с учетом имеющихся в каждом конкретном случае нарушений.                                    

Разделы

Поиск

Авторизация

Пароль:
Регистрация Забыли пароль?

Специалисты

клиники "Де Люкс"

АЛЕКСЕЙ ШЕСТАКОВ, 

нарколог

 

                        О СПОСОБАХ

    КОДИРОВАНИЯ ОТ АЛКОГОЛИЗМА

                                ОБЩЕЕ 

  О КОДИРОВАНИИ ОТ АЛКОГОЛИЗМА

  

   МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ АЛКОГОЛИЗМА