Алкогольные психозы

19.10.2017
По специальности он был шофером, ездил на грузовой машине, часто менял работу, так как не мог отказаться от выпивки, особенно если компания была подходящей. «Подходящая компания» находилась везде, в том числе и на каждом новом месте, где снова по той же причине возникали «неприятности». Командировку на целину он выхлопотал себе сам, «чтобы подышать свежим воздухом и отдохнуть от городского шума и напряженности... да не пришлось».

Собираясь в дорогу, купил две поллитровки, потом решил, что может не хватить, и перед отправлением поезда запасся еще двумя. В очереди познакомился с одним пассажиром из его же вагона, только из соседнего купе. «Сразу сошлись», выпили немного и решили, что им лучше быть вместе. Составилось мужское общество. В течение нескольких суток в их купе царило веселье, слышались песни, раскаты смеха. Пили сколько хотели, клялись друг другу в вечной дружбе, обнимались, а перед расставанием поссорились, потому что три собутыльника решили, что Валентин (так звали шофера) не внес достаточную лепту в общий котел и жил за их счет. Дело чуть не дошло до драки, но их успокоили пассажиры соседних купе.

Когда «приятели» уходили, а Валентину еще предстояло ехать дальше, он «заметил», что они кивнули вошедшим на их место людям. «Передали»,— решил шофер и забеспокоился, вспомнив, что во время ссоры они грозили ему: «Мы тебя на дне моря найдем и сполна рассчитаемся». Он стал требовать от проводника, чтобы тот вызвал милицию, так как необходимо арестовать новых пассажиров. Ночь он всех будоражил, и дело кончилось тем, что на одной из станций его поместили в железнодорожную больницу. Но и здесь Валентина не оставляла тревога: его найдут преследователи и убьют. Вечером он пришел к выводу, что больничный персонал тоже в сговоре. Когда санитарка, которой он особенно опасался, задремала, он потихоньку сбежал, захватив казенное полотенце, и пешком добрался до следующей станции. Сел в поезд на Москву, чтобы вернуться домой: там — жена, дети и соседи хорошие, десять лет «хлеб-соль делим».

Детальных подробностей обратного пути не помнит. Все время боялся, менял составы, предпочитал товарные вагоны. Так попал в большой областной город. Денег у него не было, пришлось побираться. Один человек посоветовал сходить на прием в горсовет. Валентин сумел разжалобить секретаршу, которая записала его вне очереди. Но и тут возникли подозрения. Случайно увидел, что против его фамилии написано какое-то длинное слово. Старался прочитать его на расстоянии, пока не разобрал: «Фаянсовое полотенце» (очевидно, «финансовая помощь»). Вспомнил, что унес с собрй казенное полотенце, и «догадался», что его сейчас задержат и будут судить «сразу за все, большой срок дадут». Тогда он выпрыгнул в открытое окно и пустился наутек, слыша крик: «Держите вора и мошенника!» Так сильно бежал, что даже некогда было оглянуться. Перевел дух на окраине и немного успокоился. До вечера просидел в каком-то кустарнике, потом снова уехал на товарняке. В Москве обратился к постовому и просил его «спасти». Полицейский, после проверки документов, предложил ехать домой, но Валентин заявил, что не может этого сделать, так как сообщил бандитам свой адрес и теперь у него, наверное, устроена засада. Он испытывал такой страх, такое отчаяние было написано на его лице, что полицейский отвел его в медкомнату, откуда его переправили в психиатрическую больницу.

Здесь ему «все было знакомо». Потом стал замечать, что некоторые больные подставные лица, связанные с его врагами. Однако после приема снотворного спал хорошо и проснулся более спокойным. Длительное время каждый вновь поступавший пациент «подпадал под подозрение». Состояние больного постепенно улучшалось, но он долгое время не хотел выписываться, опасаясь, что его убьют. К жене, которая звала его домой, стал относиться настороженно: мол, не променяла ли она его на рыжего хулигана?

Врачам дал клятвенное обещание не пить, даже согласился на кодирование от алкоголизма в Екатеринбурге. И, действительно, держался более полугода, а потом вновь попал в клинику.

На вопрос: «Что опять случилось?» — смущенно ответил: «Бес попутал... Племянница выходила замуж, ну, и пристали, выпей да выпей. Счастья, что ли, не желаешь молодым? Им пожелал, а себе беду накликал. Потом как прорвало — пил до потери сознания. Теперь вот снова начинаю чего-то бояться. Как будто беда какая-то обязательно случится...»

Вид у него жалкий: растерянный, испуганный, неряшливый, с красными слезящимися глазами и багровым носом. Весь дрожит, ходит неверными шагами, плачет...

Иногда так и кончаются ничем все труды медиков.


Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения

Разделы

Поиск

Авторизация

Пароль:
Регистрация Забыли пароль?

Специалисты

клиники "Де Люкс"

АЛЕКСЕЙ ШЕСТАКОВ, 

нарколог

 

                        О СПОСОБАХ

    КОДИРОВАНИЯ ОТ АЛКОГОЛИЗМА

                                ОБЩЕЕ 

  О КОДИРОВАНИИ ОТ АЛКОГОЛИЗМА

  

   МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ АЛКОГОЛИЗМА